Гуманитарные классы

Н. А. Шапиро

Проблемы у преподавателей гуманитарных классов начинаются с набора. Трудно сказать, что такое «гуманитарная» одаренность. Мы стараемся отобрать детей, которые, как нам кажется, смогут учиться тому, чему мы их хотим научить. Они должны стать людьми, стремящимися понимать художественный и научный текст и охотно овладевающими знаниями, необходимыми для понимания. Предпочтение отдается тем, кто больше читал, интереснее и свободнее говорит и пишет о прочитанном, с интересом слушает, когда говорят другие, задает толковые вопросы. Разумеется, «натасканность», умение говорить гладкие фразы о литературе скорее отвращает, чем дает преимущество. Низкая орфографическая и пунктуационная грамотность не является непреодолимым препятствием при наборе — ученик сможет на дополнительных занятиях наверстать упущенное. Низкая речевая культура настораживает больше, но и её при большом желании со стороны ученика можно поправить. Проверяем мы и уровень знаний по другим, непрофилирующим предметам — нужно, чтобы у школьника-гуманитария была достаточная база, чтобы, не отставая по математике или химии, львиную долю времени отдавать специальным занятиям. В гуманитарных классах нашей школы больше часов, чем обычных классах, отводится литературе и истории, два часа в неделю отдано латинскому языку, естественно, несколько сокращено время на изучение других предметов. И хотя среди выпускников-гуманитариев есть такие, кто выдержал экзамены на мехмат МГУ, в физтех, в Высшую школу экономики, все же поступление в гуманитарный класс ведет если не к отсечению, то во всяком случае к ограничению иных, негуманитарных возможностей. Это еще одна причина, заставляющая с максимальной тщательностью и ответственностью отнестись к набору в такой класс.

Понятно, что в отличие от математиков словесники совсем не могут формализовать показатели. Интуиция и опыт подводят нас не так уж часто, хотя, конечно, никогда нельзя поручиться, что выбранный нами ученик не утратит интереса за годы учения и окажется достаточно работоспособным, чтобы выдержать довольно большую нагрузку — помимо уроков каждый день помногу читать и почти каждый день писать — создавать свои, условно говоря, исследовательские тексты. И последнее, что следует сказать о наборе: учителя сами набирают себе учеников, с которыми хотят работать; некоторая субъективность здесь неизбежна.

Личные вкусы и пристрастия педагога сказываются и на характере обучения. Если задачи обучения литературе примерно одинаково понимаются всеми словесниками, работающими в гуманитарных классах, то в выборе методов, распределении часов на изучение отдельных тем, количестве письменных работ и т. п. есть серьезные расхождения. Но это не смущает ни самих преподавателей, ни администрацию школы, уверенную в высокой квалификации учителей и в их ответственном отношении к делу.

Во всех гуманитарных классах учителя примерно придерживаются программ, разработанных МИРОСом (теперь НИИРО) и предполагающих довольно широкое знакомство с зарубежной литературой начиная с античной и обстоятельное изучение русской литературы от древнерусской до современной. Иными словами, преподается история литературы. Но, разумеется, бессмысленно было бы дублировать университетский курс, а с другой стороны, необходимы практические занятия по подробному анализу произведений разных эпох и разных жанров. Выбор произведений для такого анализа остается за педагогом. При этом распределение материала по классам довольно традиционное: 9-й заканчивается творчеством М. Ю. Лермонтова, 10-й — Толстым и Достоевским, в 11-м изучается литература конца ХIХ и ХХ в. Учебника литературы, вполне пригодного для наших гуманитарных классов, мы не знаем; учащиеся конспектируют лекции учителей и читают рекомендованную ими специальную литературу. При этом одни словесники настойчиво и систематически на уроках работают с литературоведческими статьями, другие опасаются, что знакомство с чужими открытиями лишает учеников возможности совершать собственные, отнимает самостоятельность в подходе к литературным произведениям, и поэтому советуют не обращаться к литературоведческим статьям при написании собственных сочинений.

Однако требования к уровню понимания произведений, к количеству и качеству необходимых знаний едины, и единство это подкрепляется и подтверждается систематически организуемыми зачетами по литературе, в которых принимают участие все словесники, работающие в гуманитарных классах.

Обычно гуманитарии не реже раза в год пишут большую работу по самостоятельно сформулированной (или выбранной из ряда предложенных) теме, так называемую курсовую. Работа может быть связана с тем, что в это время изучается на уроках, а может быть посвящена совсем другим произведениям, заинтересовавшим ученика. Так, после изучения античной литературы девятиклассники более или менее успешно писали о пьесах, написанных в ХХ веке на античные сюжеты, сравнивая трагедии Эсхила и Софокла с произведениями Ю. О’Нила, Ануя, Сартра, Жироду; были сравнительные работы о Плавте и Мольере, Плавте и Шекспире, о фильме «Царь Эдип» Пазолини, о цикле стихотворений Б. Лившица «Эдип», об образе Одиссея в русской поэзии, о мифе о Минотавре в произведениях Борхеса и Кортасара и т. п. Хорошо, когда процесс создания таких сочинений протекает под квалифицированным руководством; это не получается, если ученик слишком поздно берется за дело и в срок сразу представляет готовый продукт. Если же все идет в соответствии с рекомендациями, ученик успевает несколько раз на разных этапах проконсультироваться с учителем или с другими специалистами, которые привлекаются в помощь начинающим исследователям, в том числе с нашими выпускниками — студентами и аспирантами. Потом ученики обмениваются готовыми работами, с интересом читают то, что написали их товарищи.

Общение со специалистами мы считаем необходимым условием подготовки гуманитариев. Иногда с лекциями перед гуманитарными классами выступают крупнейшие ученые-литературоведы, известные критики. Иногда мы просим наших выпускников прочитать лекцию на уроке или после уроков, провести экскурсию. В результате наши ученики попадают в определенную культурную среду, видят вокруг себя много людей, для которых важно и естественно говорить и думать о литературе, истории, искусстве.

Гуманитарии, какими бы ни оказались в дальнейшем их профессиональные интересы, в школе приобщаются к культурной традиции, и это можно считать достаточным оправданием тех немалых усилий, которые затрачиваются на организацию гуманитарных классов.

Смотрите также

Как осмыслиывают опыт обучения в гуманитарном классе сами выпускники — читайте в статье «Что может дать современному школьнику гуманитарный класс» («Вопросы образования» №4, 2006).

© 2015 Sofarider Inc. All rights reserved. WordPress theme by Dameer DJ.